Вторник. 09.10.18. День пятый.

Тхонён – Чхансондо (통영시––창선도)

Рано утром я проснулся под негромкие разговоры и шум запускающегося мотора: труженики моря готовили свой катер у причальной стенки под окнами мотеля. Покуда я приводил себя в порядок и заваривал чай, они уже вышли из порта.

Ранний подъём был с целью утреннего моциона – прогулки на Восточный холм, в Тонпхиран маыль (동피랑마을) – деревню внутри города (N34.84566° E128.42754°). Этот городской квартал был заселён бедными работягами ещё в начале прошлого века, став по сути настоящими трущобами. Убогие хижины взгромоздились и на небольшой холм, который в конце XVI века служил батарейным фортом, обустроенным ещё самим Ли Сунсином.

И хоть современные тамошние дома по своему облику уже далеки от построенных из чего попало лачуг, всё равно: в блистательной современности Республики Корея трущобам находится всё меньше и меньше места. В связи с этим, в начале века нынешнего существовал проект сноса деревни и разбития на её места парка с восстановленным фортом. Разумеется, жители просуществовавшего почти сто лет поселения были против. Спасла деревню инициатива расписать все её стены картинами – широко распространённым корейским вариантом граффити. Это привлекло к ней внимание и сделало настоящей туристической достопримечательностью, довольно романтичной. А корейцы – те ещё романтики! Впрочем, верхняя часть форта всё равно была восстановлена, да и крошечный парк там тоже имеется, но большинство домов осталось на своих местах. Жители деревни получили и возможность заработать: на холме есть несколько крохотных лавок-кафешек, что весьма посещаемы туристами. Картины на стенах действительно очень милы, да мне и в принципе нравится это корейское явление – образчик современного городского искусства. Теперь деревня Тонпхиран – гордость её обитателей.

Панно «Моментальный снимок вашей жизни» состоит из крохотных фотографий: людей за работой, радующихся, грустящих, любящих, молодых, старых – разных-разных. Среди них даже полоски автоматических фото на документы и снимки, например, домашних питомцев. И всё это множество образует один общий, читаемый без подсказки символ.

Чтобы поснимать, я пришёл в Тонпхиран рано утром, до завтрака: никто не будет мешаться в кадре. Здороваясь с местными жителями, неторопливо прошёл до самого верха по её извилистым узким улочкам, которые порой представляют собой лестницы. В утренней свежести приятно посидеть на помосте беседки, послушать звуки просыпающегося города, посмотреть на него сверху.

С холма отлично видео порт Кангуан, со стоящими в нём репликами военных кораблей периода Чосон. Вон они – правее очередной трубы с рекламой бани. При желании там можно посетить корабль-черепаху – кобуксон, посмотреть на гордость Чосонского флота изнутри.

По пути обратно в мотель, я купил себе продуктов для нехитрого, но плотного завтрака: бадейку магазинного пибимпапа (быстрого приготовления) и сосиски. В номере же имелся чайник, позволивший всё это заварить. Кофеёк и сок  – обычный комплимент от мотеля.

В тот день мне предстояло добраться до острова Намхэдо (남해도). Пробег ничем особенным не выделялся, так как основной путь пролёг не по кромке побережья, а на некотором удалении от него. Крупные автомобильные дороги на этом перегоне были в его начале и конце, но беспокойства мне это не доставило – машин мало. Погода была теплой, а вот небо не фотогеничным – молочно-белым.

Проехал через самую что ни на есть сельскую глубинку, скатываясь с очередной горки в очередную деревню. Даже в крохотных поселениях, возле деревенских хвегванов – «сельсоветов» я встречал установленные общественные тренажёры. Не исключение и места отдыха с беседками: там тоже встречались сооружения для поддержания себя в форме. Как же здорово!

Эти физкультурные штуки используются, в подавляющем большинстве, стариками. И они не ведут здесь праздную жизнь – работают вовсю. Стариков встречаешь везде: в поле, в порту, на ферме.

Беседки для отдыха встречались пореже, чем на веломаршрутах, но их число вдоль дорог всё равно очень велико – всегда можно остановиться и полежать на чистом полу или скамеечке.

Вокруг меня перемежались виды золотистых полей созревшего риса, плодородные долины и приморские пейзажи.

В небольшом заливе отлив обнажил гирлянды устриц. Так их выращивают на всех местных фермах.

На сельских дорогах очень часто можно встретить разложенный для просушки рис:

В красивых местах на побережье обустроены пешеходные мостки, смотровые площадки и мостики.

Столовок встречалось маловато, но вполне достаточно для того, чтобы найти подходящее место для обеда. Вблизи побережья всегда гнездятся заведения с рыбой и морепродуктами. Но для велосипедиста в середине ходового дня морепродукты – не лучший выбор.

В одно туристическое место я всё же заехал, тем более что проголодался и искал годную харчевню. В Национальном парке Санчжок, что в уезде Косон, можно посмотреть на настоящие динозавровые следы. Там же находится и музей динозавров.

Когда я парковал свой велосипед в начале пешеходной тропы к следам динозавров (N34.90816° E128.15462°), компашка весёлых ачжумашек (тётушек за пятьдесят) обступила меня и давай фотографироваться. Классное же дело: фото со здоровым лысым иностранцем в обтягивающих лосинах! Но, разумеется, они испросили разрешения и получили его 🙂

По специально проложенной пешеходной дорожке можно пройти вдоль кромки прибоя, где на плоских камнях остались следы ископаемых. Впрочем, вопреки ожиданиям, совсем не гигантов, а самых мелких динозавров. Динозавриков.

И окромя динозавровых следов, само побережье очень интересное. Когда-то вулканическая лава здесь стекла в море, выстроив каменные стены, состоящие как-бы из многогранных состыкованных колонн – чусан чолли (주상절리). Наверх ведёт тропка, оканчивающаяся смотровой площадкой.

К живописному берегу часто подходят теплоходы, совершающие круизы по морскому пути Халлё судо.

И это не единственное место, где обнаружены следы динозавров и доисторических птиц: на побережьях уезда Косон-гун их более десятка. Общее число следов – около двух тысяч. В этом парке даже поилки в виде динозавров 🙂

Подходящей едальни возле музея не нашлось, пришлось проехать чуть дальше по дороге, но оно стоило того! В нескольких сотнях метров от поворота к музею обнаружилась столовая с написанными на ней заветными словами: «Корейский буфет» (한식뷔페), что означает более понятное русским «шведский стол корейских блюд».

Внутри никого из посетителей не было, но персонал явно готовился к приёму большой группы – вероятно рабочих, которых должны привезти на автобусах. За безлимитное объедение взяли ₩6000. Опасный соблазн: тяжело же крутить педали с пережору. И вот мимо холодильника с живительным велосипедным изотоником (бражкой макколли) пройти не смог. Когда уже сидел за столом, тётушка сама принесла мне ещё и большую плошку супа, так как его ещё не успели выставить на момент набора мною еды.

Объевшись (сходил-таки за добавками), я ехал в полудрёме. Сам не заметил, как оказался перед мостами, ведущими через маленькие островки Чхояндо и Ныкто на Чхансондо (창선도) – остров в уезде Намхэ-гун (남해군). За ним – уже большой остров Намхэдо (남해도).


Посмотреть более крупную карту

С материка на остров перекинуты красивые мосты, а ещё имеется аттракцион – канатная дорога, что пересекает пролив между Чхояндо и материком, далее поднимаясь на гору Каксан. Круиз в обычной кабинке или кабинке с прозрачным полом стоит ₩15000 и ₩20000 соответственно.

2019 | 지도 크게 보기 ©  NAVER Corp.

В другое время (аттракцион уже закрывался) и по другой погоде я прокатился бы с удовольствием, тем более, что с горы открывается впечатляющий вид, а на её вершине есть остатки старинной крепости с сигнальной башней. Станция канатной дороги на материке – N34.93352° E128.05296°. Ниже можете посмотреть сюжет корейского телеканала MBC: милашка-ведущая в полном восторге 🙂


Мой мотель на острове Чхансондо был шикарен названием «Монако» и обстановкой (N34.84569° E128.01558°). И цена ему соответствовала: ₩50000. Дворец!

Вид из окна тоже был весьма курортным:

Вы когда-нибудь представляли себе, что пригорелый к горшку рис может не только считаться лакомством, но даже и продаваться в магазинах? Нет? Нурунчжи (누룽지) – пригорелый рис, в данном случае – заводского производства, который можно купить почти в любом магазине.

Другая любимая закуска – хрустелки, уже писал о них. На канале «Пусан Обжора» можно найти посвящённый им ролик.

Пробег: 81 км. Рельеф холмистый, набор высоты 1200 м.

Оглавление здесь: Корея 2018

С метками: , , ,



Если вы нашли ошибку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.