Вторник. 16.10.18. День двенадцатый.

Остров Чечжу (제주도)

Прогноз погоды обещал дождь, поэтому я наскоро позавтракал и выехал пораньше, ещё и семи не было. Гора Санбансан (산방산) в утреннем тумане смотрелась величественно. Легенда гласит, что гора образовалась в результате взрыва вулкана Халласан, когда вырванная взрывом верхушка отлетела на побережье. Но это лишь легенда, так не бывает.

Выброшенная вулканом ещё в древние времена, лава по-прежнему красиво разбросана по берегу. На нём, кстати, сохранились следы доисторического человека и животных, на которых он охотился.

Может показаться, что гора без альпинистского снаряжения неприступна, но в действительности на вершину ведёт несколько троп, хоть и довольно непростых для восхождения.

Со стороны моря расположено живописное побережье Ёнмори (용머리), что в переводе означает «Голова дракона».  Происхождение названия становится понятным при взгляде с воздуха: лежащий на берегу гигантский дракон (гора Санбансан) опустил голову в море. В 2015-м мы погуляли по этому живописному месту. Кораблик «Hamel», который стоит на берегу – реконструкция голландского трёхмачтового судна, что шло в Японию и потерпело крушение у берегов Чечжу в 1653 году.  Корея (Чосон) была в то время страной, закрытой для европейцев, и Хендрик Хамел был первым, кто опубликовал записки о ней. Проход на побережье Ёнмори платный – ₩1000, а при входе выдают пластиковую каску для защиты от падающих иногда камешков.

В сезон тётки продают водку и сырые дары моря на закусь. Остановился, остограмился, закусил свежатиной и дальше гуляй!

На склоне горы притулился храм Санбанса (산방사) с золочёной статуей Будды (N33.23664° E126.31189°). Над каменными статуэтками архатов предался медитации Майтрейя:

По ведущим от Санбанса лестницам стоит подняться к гроту-храму Санбангульса (산방굴사) со статуей Будды в нём. Со свода падают капли безусловно святой водицы, испить которой может всякий нуждающийся в помощи или исцелении. Чистые как слеза капли называют «слезами любви» горной богини, которой в этой самой любви не повезло. В корейских легендах редко встречается счастливый конец 🙂

Есть на живописном побережье и реконструкция старинной сигнальной башни (N33.23630° E126.31364°). По береговой линии Чечжу было построено 38 таких сооружений. При появлении врага, наблюдатель зажигал большой костёр, столб дыма от которого оповещал форты береговой обороны.

Берег до города Согвипхо (서귀포시) насыщен туристическими достопримечательностями в виде множества музеев, тематических выставок, видовых мест. Наверное, их тут максимальная плотность. Хэнё – главный мотив прибрежной скульптуры. Каменные дедушки тольхарыбаны – на втором месте.

Прежде, когда корейцы ещё мало выезжали за границу, здесь зародилось интересное явление: сделать некое подобие заграницы в своей собственной стране. Архитектура гостевых домов и кафе (именно кафе, а не столовок) с названиями по-английски, пальмы, необычные выставки – всё это создаёт атмосферу заграничного курорта. И – да, здесь действительно не так, как в остальной Южной Корее. Среди предприятий общественного питания в большом количестве встречаются бургерные, пиццерии, пастерии. В кафе же предлагаются донатсы и сэндвичи. Западный турист будет уж точно доволен, особенно тем, что во многих местах имеются меню на английском.

Многие ресторации, особливо те, что вдоль главной прибрежной дороги, «блещут» современным дизайном.

Кое-где можно встретить велосервис: оно и понятно, ведь веломаршрут по Чечжудо заслуженно пользуется популярностью.

«Макдональдс» на пути пришёлся очень в тему: зашёл туда перекусить и зарядить аккумуляторы квадрокоптера. Приятно удивили настоящие кружки для кофе. Не бумажные стаканчики, не чашечки, а именно кружки – как дома.

Ради развлечения досужий турист может посетить по пути Музей здоровья и секса (N33.25489° E126.34558°). Меня же влекло другое место: ущелье Андок (안덕계곡), в которое я давно стремился попасть (N33.25761° E126.35286°). Это небольшая, совершенно скрытая от глаз достопримечательность, о которой почему-то молчат многие путеводители, из числа тех, что рассчитаны на иностранцев. Да и вроде бы – ничего особенного, просто ручей, протекающий в узкой спрятанной долине, но в её тени царит невероятно загадочная атмосфера. Небольшие пещеры добавляют таинственности, а также здесь есть возможность прикоснуться к многоугольным скальным колоннам – они буквально в полуметре от тропы. Этот живописный участок ручья Чхангочхон (창고천) всего пару сотен метров в длину и расположен рядом с дорогой – загляните туда, это место того стоит.

Неподалёку имеется ещё несколько достопримечательностей, что рекомендуют посетить все путеводители. Некоторые так совершенно не зря. Стоит заехать к ботаническому саду Ёмичжи синмульвон, рядом с которым достоен внимания «Водопад пруда небесного императора» – Чхончжеён (천제연폭포). На самом деле, водопадов три. Вход платный – ₩2000 (N33.25266° E126.41838°). Чтобы осмотреть все три уступа, вкупе с прудом и живописным мостиком Сонингё, потребуется часа полтора, если не особенно спешить. Осмотр ботанического сада также займёт никак не меньше времени.

Путешественники с детьми могут заглянуть в находящийся всё там же музей мишек Тедди (N33.25028° E126.41218°). 

Каменные столбы Чусанчолли (주상절리) – симпатичное природное явление, но его можно и пропустить, если у вас дефицит времени (N33.23684° E126.42537°). В доисторические времена, когда вулкан Халласан ещё извергался как следует, стекающая в море лава застывала с образованием таких вот «каменных столбов». Вход в парк – ₩2000. 

Не смог проехать мимо большого монастыря Якчхонса (약천사) буддийского ордена Чоге – снял его снаружи (N33.24575° E126.44954°). Заглядывать внутрь не стал: меня подгонял прогноз погоды, суливший затяжной дождь, поэтому я стремился проехать большую часть пути посуху. Уже после посмотрел в корейских блогах, что же там внутри. Гляньте фоточки по ссылке.

Построенный в восьмидесятых годах прошлого века, комплекс располагается в месте, что известно бьющими из-под земли источниками минеральной воды. Целебной, безусловно. Прежде в этом регионе был монастырь Попхваса, ведущий свою историю, предположительно, ещё со времён Объединённого Силла. На месте одного из скитов монастыря и построен современный комплекс. Перед фасадом имеется очаровательный пруд с водопадом, а главный храм обители наверняка занимает одну из первых строчек в рейтинге размеров культовых сооружений современной Кореи. Если вы интересуетесь буддизмом и будете располагать временем, наверное, стоит заехать туда. Предположу, что на осмотр понадобится не менее часа.

Очередная рекламируемая достопримечательность – одиноко стоящая скала Ведольгэ (외돌개), к виду на которую нужно пройти через небольшой парк (N33.23975° E126.54555°). В принципе – ничего особенного, как и в случае с каменными столбами, но если вам надоело крутить педали и нужен отдых – вот оно, подходящее место. Да и туалет имеется.

У города Согвипхо (второго по значимости крупного города на острове) камера велошпиона выхватила американский авианосец. Берегитесь, коммунисты!

Возможностью рассмотреть корабль вблизи я пренебрёг, предпочтя природные и рукотворные местные красоты. Берег у Согвипхо очень живописный, да и вообще: дорога по южному побережью Чечжудо от горы Санбансан до пика Ильчхульбон считается самой красивой дорогой Кореи. Лавовое побережье, близлежащие островки, стекающие в море бодрые ручьи…

Застывшая лава принимает причудливые формы, а по берегу здесь без обуви не походишь без стопроцентного риска порезать ноги.

Порекомендую остановиться у «Водопада небесного пруда» Чхончжиён (천지연폭포). После дождей воды в нём побольше. Велосипеды снова придётся оставить на парковке (N33.24460° E126.55985°) и пройтись пешком по тропе.

Самый высокий здесь водопад – Чонбан (정방 폭포). Проход к нему стоит стандартные «две вонючки» (₩2000). А вот собак и летающих дронов здесь не ждут. Если присмотреться, то можно разглядеть и запрет на пронос еды, в том числе и кокосовых орехов. Поняли? Они – еда!

Поохав от открывающегося вида, можно остограмиться и закусить в импровизированном «ресторане» у местных ныряльщиц хэнё, присев на камушек и подложив под зад нехитрый подпопничек из куска линолуема. Морепродукты совершенно свежие, недавно выловленные здесь же: в близлежащих камнях валяются тхеваки (테왁) – оранжевые буи с сетками, куда ныряльщицы помещают улов. Моя конспирологическая теория: запрет на пронос еды к водопаду помогает бизнесу ныряльщиц. Впрочем, от их товара не остаётся упаковка, следовательно, никакого вреда природе их торговля не наносит и прибираться за ними не нужно.

Зато никаких запретов на запуск летающих камер нет на близлежащем маленьком водопаде Сочонбан (소정방폭포), ровно как и кассы – за проход к нему денег не берут (N33.24508° E126.57750°).

К водопаду нужно пройти, обогнув отдалённо напоминающую моллюска-рапана виллу «Замок – ракушка» (소라의성), где можно посидеть с чашечкой кофе и воспользоваться интернетом. «Замок» притулился на каменном уступе и из его окон открывается приятный вид на море.

С берега совершенно не видны гроты в скалах, другое дело – с воздуха.

Стоит притормозить ещё в одном живописном местечке – устье ручья Хёдончхон, которое носит собственное название – Свесоккак (쇠소깍) – «Коровья впадина» (N33.25216° E126.62341°). Русло ручья образовалось в результате стекания лавы, которая застыла в причудливых формах, а вода за многие века облизала острые края. Сам ручеёк неспешно пробирается по каменному руслу, а в самом его конце как раз и находится та самая впадина. По ней можно прокатиться на лодке или катамаране. А ещё там имеется пляж с чёрным вулканическим песком.

Я успел сделать всего несколько снимков, как зарядил противный дождь, заставивший меня отказаться от намерения поснимать ручей сверху. К счастью, это уже сделали до меня:

Дождь шёл почти до заката, мне пришлось катить дальше в дождевом снаряжении, не доставая фотоаппарат. Прекрасно то, что велосипедная полоса на дороге отделена от автомобильной, и проезжающие машины не окатывают велосипедиста водицей из-под колёс.

К вечеру распогодилось, и рыбаки с удочками вышли на вечерний лов. Эти – не промысловики. Они ловят для удовольствия.

Уже подъезжая к месту своей ночёвки, я остановился погулять по лавовому берегу.

Вездесущие скульптуры хэнё:

Заехал и к фольклорной деревне Чечжу, в которой уже был ранее (N33.32480° E126.84273°). Там установлена очередная веломаршрутная будка. «Деревня» же – это большая музейная площадка, где можно познакомиться с бытом островитян времён старой Кореи.

Кстати, вот как раз таких чёрных поросят я и вознамерился отведать вечером! Ну, конечно же, не таких крохотных, а всё же их старших собратьев. Чёрная свинья – один из специалитетов Чечжу. Справедливости ради стоит отметить, что нынешняя порода черных свиней уже не та, что была в прежние времена, но так, наверное, и лучше, поскольку «те самые» свинки помимо прочего питались и человеческими… ммм… экскрементами. Но туристы не особенно-то разбираются в животноводстве и породах: сказано есть на Чечжу чёрную свинью – ешь! А я так вообще, как та невестка: всё трескаю. Достопримечательная Чечжудоская чёрная пятислойная свинина Чечжу хыктвечжи огёпсаль (제주 흑돼지 오겹살) стоит в ресторациях довольно дорого (порядка ₩54000 за кын – 600 грамм), но откушать её для гурманствующего туриста – сродни походу в музей 🙂

В ресторанчике всем гостям мясо жарил персонал. Молоденький официант, которого я позволил себе покровительственно называть «студентом», доверил мне это дело лишь на финальной стадии приготовления. Подал ещё плошку свиной похлёбки, а также листья салата и разные добавки – делать ссам, то есть заворачивать мясо. В отдельной стальной чашечке на жаровне готовился соус. Мясо оказалось очень сочным и вкусным, но каких-то отличительных вкусовых ощущений по сравнению с обычной «розовой» свининой я не почувствовал.

Газ на острове экономят, в столовках всё чаще используют цилиндрические каменноугольные брикеты с продольными отверстиями – ёнтханы. Хоть я в других условиях предпочитаю для гриля древесный уголь, эти жаровни на брикетах воспринимаются мною как аутентичный аттракцион. Да и угольный запах нравитсяОт запаха же креозота я совершенно теряю волю. 🙂

Бражка тоже была местная. Раньше я пробовал местный мандариновый (халлабоновый) вариант, но теперь на вопрос «сомелье» хочу я мандариновую или арахисовую бражку, ответил: «неси, любезный, арахисовую». Происхождением она с близлежащего острова Удо, до которого от Чечжу всего пара километров и где выращивают тот самый арахис. Если честно – очень «так себе», мандариновый вкус был приятнее.

Заночевал в мотеле неподалёку от пика Ильчхульбон. В этой части полуострова мотелей маловато, поэтому я не стал рисковать и остановился в первом же встреченном (N33.44776° E126.91566°).

Велосипедные сертификационные центры на этом отрезке:

№4 – У горы Сонаксан (N33.20680° E126.28950°);
№5 – У порта Попхван (N33.23531° E126.51448°);
№6 – У ущелья Свесоккак (N33.25231° E126.62326°);
№7 – У пляжа Пхёсон и Фольклорной деревни Чечжу (N33.32560° E126.84083°).

Пробег: 98 км. Рельеф плоский.

Оглавление здесь: Корея 2018

С метками: , , , ,



Если вы нашли ошибку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.