Пятница. 23.09.16. День восьмой.

Этот день был посвящён Пуё (부여) – третьей и последней столице государства Пэкче (백제), называвшейся в то время Саби (사비). Ныне это небольшой уездный город, по сути являющийся одним большим музеем. Столицей город был с 538 по 660 годы н.э., то есть весьма недолго.

Наш завтрак в магазинчике CU, уже ставший почти традицией:

Два пакета сока нам подарил продавец магазинчика. Завариваем себе кипятком лапшу, а он: «Вот, пожалуйста!».

С утра выдался густой туман. Густой настолько, что около школы стояли волонтёры-регулировщики в ярких жилетах и помогали детям безопасно перейти дорогу. Отправились за реку – в Район культурных достояний Пэкче (N36.30558° E126.90660°), целиком посвящённый наследию и истории одного из крупнейших протогосударственных объединений на Корейском полуострове. На огромной площади воссозданы дворец, деревня, крепость и другие постройки. Рядом также и Исторический музей культурного наследия.

Перед зданием музея стоит памятник верной жене – госпоже Томи (도미부인). По легенде, описанной в «Самгук Саги» (Хрониках трёх королевств), приглянулась молодая и красивая жена одного чиновника правящему государю Кэру-вану (개루왕). Король пытался овладеть красавицей с помощью хитрости и коварства, и разлучил супругов, но несмотря ни на что, госпожа Томи сохранила верность мужу. Этой легенде в музейной деревне посвящён отдельный домик с мультимедиа-инсценировкой. Сама легенда в переводе А.Ф. Троцевич.

Касса открывается за полчаса до открытия музея (он открывается в 9-00), и, продав нам билеты по ₩4000, кассир посоветовала осмотреть сначала открытую площадку – туда уже впускали. Через главные ворота Чонъянмун (정양문) попадаем в город-крепость Сабисон (사비성), где открывается панорама дворца Сабигун (사비궁), построенного в натуральную величину.

Китайское влияние в поздних пэкческих дворцовых и культовых строениях особенно заметно – многое заимствовали из «Серединного государства». Главная дворцовая постройка – «тронный зал» Чхончончжон (천정전, 天政殿), в котором вершились главные государственные дела:

«Трон дракона» с изображением феникса – символа королевской семьи.

В тронном зале дворца выставлено парадное и повседневное облачение короля с королевой. Так ван Пэкче одевался для обычной дворцовой жизни:

…а так для восседания на троне:

Период, когда город Саби был столицей – апогей культурного развития королевства, когда уже пришёл из Китая и активно завоёвывал позиции буддизм. Справа от дворца – территория буддийского монастыря Нынса (능사) с высокой пяти-ярусной деревянной пагодой. Монастырь восстановлен в оригинальном масштабе, на основе раскопок в местечке Нынсанни в Пуё.

Постройка пагоды была непростым делом – это первая деревянная пагода такой высоты, которую реконструировали в Корее. В Пэкче же строили пагоды высотой и в 13 ярусов! Художественная роспись в постройках монастыря выполнена мастером вручную, что уже сделало эту реконструкцию отдельным памятником её современным зодчим. Особое внимание пожарной безопасности, ведь все постройки – деревянные.

Вырезанные целиком из дерева стражи – Ваджрапани охраняют входные ворота.

В зале Тэунчжон (대웅전) Будда Шакьямуни в окружении двух Бодхисаттв – своеобразная буддийская «троица»:

Отдельно показан процесс изготовления знаменитой бронзовой курительницы VII века, найденной на историческом месте монастыря:

В парке воссозданы образцы гробниц пэкческих правителей и аритократов:

Осветительные столбы органично вписали в ландшафт, замаскировав под деревья так, что от настоящих сосен их не отличишь:

С горы с павильоном открывается вид на фольклорную деревню и  крепость за ней. Деревня состоит из нескольких дворов, демонстрирующих быт как знати, так и людей разных профессий: врачевателя, учёного, архитектора, музыканта и различных ремесленников.

За деревней построена равнинная крепость Вирёсон (위례성) периода Хансон, когда столица королевства была на южном берегу реки Ханган, в месте современного Сеула. За земляными валами – хижины времён зарождения Пэкче, несколько напоминающие неолитические.

В них – нехитрый быт протокорейца:

Там же и первый королевский дворец, в котором можно посмотреть на нескольких экранах мультфильм о том, «как образовалось Пэкче». Точнее, экранизацию легенды о двух братьях Ончжо и Пирю из сборника легенд и преданий Трёх царств – «Самгук юса». Не только по-корейски, можно выбрать и английский язык. Вкратце: Два младших сына легендарного основателя Когурё – Чумона, понимая, что трон в Когурё унаследует их старший брат, пришли на берега реки Хан основать новое, своё государство. Пирю с соратниками осел на речном берегу, на плодородных землях, основав поселение Сипче – «десяток перешедших» (по числу своих вассалов). Ончжо же с людьми выбрал прибрежные земли Мичухоль (залив Чемульпхо, место нынешнего Инчхона) за близость моря и его даров, хоть его и отговаривали. Из-за заболоченности берегов посевы не росли, а из-за морских непогод погибали. Люди Ончжо голодали, и в итоге он признал свою ошибку и «умер от огорчения» (совершил самоубийство). Пирю взял его людей к себе и назвал своё царство Пэкче – «Сотня перешедших» (тогда «сто» это было «ну очень много», то есть – «все»).

Такой вот королевский дворец – под соломенной крышей.

Тем временем, в комплекс приехало несколько автобусов со школьниками и дошколятами, которые уже везде бегали, прыгали и фотографировались.

На «дворцовой площади» готовилось представление, собрались в ожидании люди, и вскоре публику стала развлекать канатоходица, показывавшая на канате различные прыжки и трюки под одобрительный гул детворы.

В историческом музее (N36.30535° E126.90532°) есть несколько залов с диорамами в натуральную величину, демонстрирующими сценки из Пэкческой жизни.

Выставлены реплики и реконструкции находок из археологических раскопок.

Майтрейя в медитации:

Ну, и знаменитая бронзовая курительница – союз буддизма и даосизма в одном предмете. Реплика, оригинал в Государственном музее Пуё (N36.27611° E126.91821°):

Отдельный зал посвящён созданию этого огромного парка Пэкче и строительству его экспонатов.

Нагулявшиеся по парку детки устали и проголодались:

После музея мы поехали к горе Пусосан (부소산) с расположенной на ней горной крепостью Пусосансон (부소산성). Вход ₩2000, и от подножия (N36.28503° E126.91475°) начинаются промаркированные маршруты по горе.

Внушительных каменных крепостных стен, наподобие крепости в Кончжу, тут нет – крепость была земляной. На горе расположены павильоны, храмы и различные памятники. Есть и небольшой монастырь – Коранса (고란사).

По горе во множестве скачут чёрные белки (Sciurus niger).

На самой верхней точке – павильон «ста цветов» Пэкхвачжон (백화정),

… а под ним «Скала падающих цветов» Накхваам (낙화암, ), откуда по преданию бросились в Кымган все женщины из дворца правителя Пэкче Ыйчжа-вана в 660 г. Не пожелали они доставаться разгромившим столицу Танским китайцам заодно с Силласцами. А вот государь остался жив-здоров – победители великодушно пощадили его: что с него толку, если государства больше нет!

Стоит ли говорить, что основные посетители скалы – женщины 🙂

Оттуда открываются приятные виды на реку.

Под скалой притаилась небольшая пристань, с которой на речную прогулку отправляются аутентичного вида кораблики. Только с реки можно разглядеть на скале её название, вырезанное Сон Сиёлем (송시열, 宋時烈)Сон Сиёль (1607-1689), известный под основными псевдонимами Уам (우암, 尤庵) и Учже (우재, 尤齋) – выдающийся политик, философ, литератор и каллиграф, из прожитых 82-х лет отдавший полвека государственному служению. Получив в общей сложности 109 назначений и предложений должности, принципиальный Сон Сиёль согласился занять лишь 26 из них. В исторических сводках «силлок» его имя упоминается более трёх тысяч раз, что как нельзя лучше демонстрирует его активность в служении. Во время царствования короля Инчжо, учёный был учителем его сына, позже ставшего королём Хёчжоном, что позволило ему заслужить доверие и расположение будущего монарха. Известна одна легендарная история о том, как холодной зимой Хёчжон послал сановнику меховую шубу, но тот поначалу отказался её принять, ведь скромность в быту и нестяжательство были также добродетелями Сон Сиёля. Но король послал подарок вторично, сообщив, что шуба потребуется для похода на «маньчжурских варваров» и её пришлось принять. После смерти Хёчжона, из-за своих убеждений и принципиальности, а также из-за борьбы придворных партий он, бывало, попадал в опалу и ссылку. Уже на закате лет его сослали «дальше некуда» – на остров Чечжудо, а вскоре он был «пожалован смертью» (принужден к самоубийству). Причиной такого конца послужило то, что он выступил против признания наследным принцем сына короля Сукчона от наложницы-интриганки Чан. Тот период был ознаменован ожесточённой борьбой придворных клик и глава фракции «стариков» Сон Сиёль пал в этой войне. За собой он оставил множество работ, а также каллиграфические надписи, вырезанные на камнях и скалах по стране – такие рукописи не горят. Сон Сиёль входит в число канонизированных мудрецов, почитаемых наряду с Конфуцием..

В память о придворных дамах, пожелавших умереть, но не достаться врагу, на склоне горы в 1965 году был построен «Храм придворных дам» – Кунънёса (궁녀사, 宮女祠). На пхёнэк (편액), дощечке-вывеске, название храма написано ханча, слева направо, а не классически справа налево – такое встречается на современных постройках. Иногда даже пишут хангылем.

У подножия горы можно осмотреть несколько старинных строений, уже периода Чосон. Это резиденция правителя области Пуё-хён и сохранившиеся официальные здания.

Здесь, например, вёлся приём посетителей – типичный позднесредневековый «офис».

В Пуё тоже есть хянгё (향교) – конфуцианская средняя школа периода Чосон (N36.28021° E126.91495°). Изначально она была построена на западном склоне горы Пусосан, примерно в километре отсюда, и на своё нынешнее место переехала в середине XVIII века.

К постройкам школы нужно пройти через Хонсальмун (홍살문, 紅箭門) – «красные стрельчатые ворота». Стрельчатыми они называются из-за смотрящих в небо заострённых стрелоподобных стержней на их верхней перекладине. Ворота указывают входящему на государственную важность находящегося за ними, а также на необходимость проявить уважение: хянгё – это ещё и храм, посвященный Конфуцию и канонизированным мудрецам прошлого. Всадникам, в том числе велосипедистам, предписано перед ними спешиваться. За этими воротами, уже традиционные тройные – Весаммун (외삼문, 外三門) с символами тхэгык (태극) на них, увы – закрытые.

Лекционный зал Мённюндан (명륜당, 明倫堂), где собственно и велось обучение…

… и жилые помещения для обучающихся: Тончжэ (동재) и Сочжэ (서재). Дворян и простолюдинов, а также младших и старших селили отдельно друг от друга.

Ещё выше расположено святилище Тэсончжон (대성전, 殿), где хранятся таблички и проводятся ритуалы кормления духов Конфуция и других канонизированных мудрецов. Туда туристу не попасть: зал открывается только дважды в год – для проведения церемоний.

Немного в стороне от города находится Нынсанни – место старинных гробниц Пэкче (N36.27625° E126.94348°). Там же прежде находился и монастырь Нынса.

Перед выездом из Пуё, заезжаем к Южному дворцовому пруду – Куннамчжи (궁남지), а точнее – системе лотосовых прудов, из которых состоит симпатичный парк, называемый «Парком Содона» (N36.26903° E126.91225°). В самом центре пруда – павильон Пхорёнчжон (포룡정) на некогда могильном кургане, к которому ведет узкий длинный мостик. Павильон окружён фонтанами и, судя по фотографиям на стендах, красиво подсвечивается в тёмное время. В VII веке, когда был сооружён этот пруд, также был выкопан и длинный канал для его снабжения чистой водой – предположительно, это первый большой искусственный водоём на полуострове.

Павильон не пустует – там всё время кто-нибудь отдыхает или перекусывает.

У пруда есть связанная с ним легенда о любви Содона и принцессы Сонхва, описанная в «Самгук юса». Олицетворяющие влюблённых фигурки расставлены в парке тут и там. Лотосы в сентябре уже отцвели и выглядят не очень-то симпатично (на заднем плане):

Зато кувшинки, «голубые лотосы» (вид кувшинок) и Амазонская виктория (Victoria amazonica) выглядят вполне парадно на фоне зелёных коробочек отцветших лотосов.

Рядом с парком – большой современный монумент Пэкче (N36.26948° E126.91520°), мимо которого мы выезжаем из города, вниз по течению Кымгана.

За день с таким количеством посещённых достопримечательностей очень захотелось есть. Возвращаться в центр Пуё было бы неправильно, и поздний обед был запланирован в следующем уездном городке Кангён-ып (강경읍). Мы привыкли к тому, что на главных улицах любого городка, да ещё и вблизи городского рынка, будет полным-полно столовок на любой вкус. Только не в Кангёне! С самого въезда в городок, начинается рынок… чоткаль (젓갈). Чоткаль – это измельчённые, ферментированные и весьма солёные морепродукты, подающиеся к столу в качестве закусок или соусов. Самый часто встречающийся такой «соус» – сэучоткаль (새우젓갈), или просто сэучот (새우젓) – белёсые крохотные солёные креветочки, что подаются вместо соли, например – к мясу.

Ещё на подъезде к городку издалека заметно здание, стилизованное под корабль. «Ну точно – гостиница», подумал Штирлиц.

Подъезжаем, читаю: «Кангёнская городская выставка чоткаль». На стенде рядом с ним информация, из которой стало ясно, что городок-то – чоткальный центр страны!

В нём даже проводится фестиваль этого дела. Я заметил: все вкусные и интересные фестивали проводятся после окончания нашего пробега – в октябре. К фестивалю уже готовились и построили приветственную арку.

Весь городок – сплошные магазины с бочками солёных кальмаров, осьминогов, икры, креветок, моллюсков… Некоторые работают чуть ли не с Пэкческих времён 🙂

Помните, что корейцы любят расписывать заборы и стены домов рисунками? В Кангёне они исключительно на «чоткальную» тему.

В таком культовом месте нужно обязательно всё попробовать!

Большой набор чоткаль чонсик (젓갈정식) нам вдвоём точно было бы не осилить, и потому решились на более скромный вариант – чоткаль пэкпан (젓갈백반). Столовок в городке маловато, но наш выбор оказался очень удачным, и заведение «만나식당» подарило нам прекрасную встречу с чоткалем (N36.15402° E127.01162°). Пэкпан – это простой обед. Обычно – рис, суп и закуски. Здесь обед застолье, из расчёта на одну персону, стоило ₩10000 (первый пункт в меню). Если пойти туда, где предлагают чонсик, то поставят плошек побольше, либо их пару раз поменяют.

«Пэкпанов» – комплексных обедов в меню несколько:

Чоткаль пэкпан (젓갈백반) – с чоткаль.
Собульгоги пэкпан (소불고기백반) – с жаренной говядиной.
Твечжи чумульлок пэкпан (돼지주물럭백반) – с жаренной, подмаринованной свининой.
Чоткаль пибимпап (젓갈비빔밥) – ну тут всё и так понятно: пибимпап с чоткаль 🙂
Кимчхи ччигэ пэкпан (김치찌개백반) – с корейскими кислыми щами из кимчхи.
Чхамгечжанъ пэкпан (참게장백반) – с мохнорукими крабами в соусе.

К любому выбранному обеду здесь дадут и чоткаль, разумеется.

Интерьер заведения традиционно прост, но в рамках на стенах висят «почётные грамоты» типа «нас показали по ящику!» с кадрами из телепередач и фото с телезвёздами – это в Корее модно.

Вот как выглядел наш стол:

Едят так (но можно и просто класть чоткаль на ложку с рисом и панчханом):

Видя, как мы уплетаем то, что большеглазые европейцы вроде меня обычно не жалуют, хозяйка чуть позже принесла «сервисом» ещё пару плошечек. Тётушка перечислила поданные виды чоткаль, я её переспрашивал, но все не запомнил, и опознал только эти:

Сэучот (새우젓) – из крошечных креветок.
Накчичот (낙지젓) – из осьминожек.
Карибичот (가리비젓) – из гребешков.
Чогэчот (조개젓) – из двустворчатых моллюсков, таких… типа мидий.
Очжинъочот (오징어젓) – из кальмара.
Кульчот (굴젓) – из устриц.
Альчот (알젓) – из рыбьей икры (2-х видов).
Пэндэнъичот (밴댕이젓) – из сардинеллы.
Монгечот (멍게젓) – из морского шприца, асцидии.

К солёному застолью прекрасно подходит пиво, и побольше!

Наши гружёные велосипеды сразу предложили поставить внутрь заведения, туда, где магазин чоткаль.

Провожать же нас вышли хозяин с хозяйкой. Рассказали о себе, показали фотографии, как они ищут в горах дикий женьшень и находят его – такое вот хобби. «На ход ноги» выдали по бутылочке витаминных напитков и мешок отварных каштанов – подкрепиться в дороге. Мы же на прощанье подарили им большую плитку шоколада «Алёнка» – съедят его, наверное, обмакивая в перцовую пасту, с них станется 🙂 Вот приходишь к людям на обед в столовку, а уходишь как из гостей – это Корея!

Оттуда двинули в Кунсан (군산), по пути поставив штампы сначала в одной красной будке (N36.13099° E126.92190°), а затем в другой (N36.02064° E126.76452°).

Напротив второй была большая смотровая вышка на реку, но как обычно, мы прибыли слишком поздно. Сорок километров проехали в темноте с фонарями, а катить было комфортно и безопасно: помогали светоотражатели на столбиках, встроенные в велодорожку фонарики и постоянные указатели. 

В пути солёный чоткаль дал о себе знать: пить хотелось – аж жуть! Вода (которой мы наполнили все бутылки ещё в столовой) уже подходила к концу, как нам повезло – на пути оказался кемпинг, а при нём магазинчик и возможность набрать воды (N36.06703° E126.87735°). При въезде в Кунсан встретился дешёвый кофейный аппарат (N36.01347° E126.75861°) с неплохим зерновым кофе всего по ₩300!

И там же в парке – большой памятник в честь победы над японцами в битве при Чинпхо в 1380 году, в которой корейцы впервые применили пороховые орудия и уничтожили 500 вражеских посудин (N36.01121° E126.75693°). Со стороны Корё тогда участвовало всего 100 кораблей.

Композиция при памятнике выглядит несколько необычно: вокруг катаются на велосипедах и автомобиле бронзовые фигуры совсем не периода Корё.

В Кунсане приглянулся мотель с оригинальным названием – «Корея» (N35.97832° E126.72035°). Невзирая на распечатанный ценник, на котором была означена цифра ₩45000, тётушка взяла всего три мана, предоставив прекрасный двухкомнатный номер (иногда на вывесках указывают цену за сутки, нам же – просто переночевать). Велосипеды сама предложила запереть на ключ в отдельном помещении.

А ещё вечер ознаменовался покупкой: в небольшом маркете за ₩3000 (три бакса, Карл!) был приобретён прекрасный набор из полуторалитровой бутылки изотоника, полуторалитровой бутылки лимонада и большого велосипедного бачка. У меня его как раз не было и получился сувенир из Кореи – вот удача!

Пробег за день: 82 км. Рельеф плоский.

Оглавление здесь: Корея 2016

С метками: , , , ,



Если вы нашли ошибку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.