Среда. 20.09.17. День третий.

Инчже (인제군) – Сокчхо (속초시)

Задачей дня было спокойно доехать до Сокчхо, прокатиться по городу, отведать свежей рыбки и укатить в парк гор Сораксан (설악산국립공원). С утра я рассмотрел свой мотель за «тридцаточку»: очень прост, прям как я люблю.

Вдоль реки Соянган (소양강) идёт велодорожка, но только в черте городка. Я не стал выезжать на неё: с утра дорога была совершенно пустынной.

В мотеле решил не завтракать, ограничившись бесплатным кофе с остатками печенья, ведь на автодороге до Сокчхо полным-полно зон отдыха, где можно плотно поесть.  Первая из них (N38.07698° E128.18610°) расположена около одноимённого места – Хапканчжон (합강정, 合江亭) – «Павильон над объединённой рекой».

Хапкан (합강, 合江) означает «объединённая река»: Соянган здесь питается потоками, стекающими с горных массивов Одэсан, Пантхэсан и Сораксан. Информационная табличка гласила, что это одно из восьми красивых мест в Инчже, которые должен обязательно посетить турист. На самом берегу установлена «тарзанка» на вершину которой смельчаков доставляет специальный подъёмник. Тут же в октябре проходит культурный фестиваль «Хапкан» с костюмированными фольклорными шоу.

Крестообразный павильон с несколькими ярусами и пятью комнатами здесь появился ещё в 1676 году, во второй год правления вана Сукчжона. С его этажей открывался красивый вид, которым могли услаждать взор знатные гости. В XVIII веке он был перестроен и увеличен, но до нашего времени не сохранился: не пощадила Корейская война (1950-1953). Сейчас это название носит открытая двухъярусная деревянная постройка, доступная всем желающим.

Рядом с павильоном находится Чунъандан (중앙단, 中央壇) – алтарь для отправления особых церемоний – пёлёчже» (별여제). Во времена Чосон это был ритуал почитания тех достойных предков, кто был осуждён по ложному обвинению, либо не оставил за собой потомков, что могли бы заботиться о поминальной табличке.  Такой алтарь был в каждой провинции, а целью церемоний было успокоение духов и тем самым предотвращение эпидемий и засух. Церемонии в этом месте проводились до середины XIX века, а в 1901 году алтарь был разрушен и оставался в руинах. Ныне это реплика, выполненная из натурального камня. Алтарь обнесён низеньким забором, в котором имеются четыре прохода по сторонам света.

В этом красивом месте недавно построили и колокольный павильон:

Столовка в сервис-зоне была ещё закрыта, и я покатил к следующей, любуясь окружающими пейзажами.

Зона отдыха Сорак (N38.13846° E128.24429°) едва открылась, внутри ещё не было посетителей. Меню напечатано на баннерах с подсветкой и разделено на «корейское» (한식), «западное» (양식), «китайское» (중식) и «лёгкие закуски» (스넥). Не зря написал в кавычках: деление весьма условное. Из корейского заказал антипохмельный суп из жёлтого минтая – хванътхэ хэчжангук (황태해장국), а из «китайского» – пельмени манду (만두). За всё – ₩11000.

Никакого похмелья у меня не наблюдалось, просто мне нравится этот неострый супчик. Минтай в нём особенный: он замораживался и размораживался на воздухе специально для того, чтобы стал мягким и… жёлтым. Это блюдо, как и жёлтый минтай хванътхэ (황태) – гастрономическая особенность провинции Канвондо. Закупленный в России минтай привозят зимой сюда – к перевалу Мисирён, и вывешивают сушиться. В зимнюю стужу развешенная рыба замораживается, в оттепель и под солнечными лучами оттаивает, при этом влага из неё вымерзает и сдувается ветром. Это повторяется вновь и вновь, а минтай становится всё суше и желтее. В итоговом продукте содержание белка очень высоко, а вредного жира почти совсем нет. В прежние времена таким сушильным промыслом занимались в северных провинциях Кореи, но после разделения полуострова на два государства, южаки сушат минтай здесь: эти места похожи на северные провинции, да и выходцы с Севера осели неподалёку – в Сокчхо.

Закусок было вполне достаточно, среди них нашлась даже яичница.

Пельмешки, записанные в «китайский» сектор, можно встретить на любом корейском рынке, так что их отнесение к «поднебесной» уже весьма условно. К ним полагалась маринованная редька танмучжи – её посетитель волен набирать сам сколько вздумается. Ровно как и воду из диспенсера, ведь в Корее никто не вынуждает покупать в столовой напитки.

После харчевни дорога всё время шла вверх, но довольно полого и почти незаметно – впереди горный массив Сораксан (설악산), хоть я его и объезжаю с северной стороны. Виды очень приятные.

Я несколько наивно рассчитывал попить кофейку перед подъёмом в 730-метровый перевал Мисирён (미시령, 彌矢嶺) – через один из главных хребтов гор Сораксан. Пришлось хлебать воду, ведь никакого места с кофе перед перевалом не нашлось, а возвращаться назад – не мой метод. Мисирён дался нетрудно: серпантин на него довольно широкий и пологий, а машин совсем нет, что позволяет ехать на крутых участках «змейкой».

Наверху должна была ждать зона отдыха, где я желал попить уже кофе! Но верхушку венчала лишь стела с иероглифическим называнием перевала,…

… автопарковка, туалет и развалины столовки: её снесли! В Корее фотографии на поисковых сервисах устаревают довольно быстро: судя по ним, пару лет назад зона отдыха ещё работала. В сторону Сокчхо открывается очень впечатляющий панорамный вид. По клику на фото откроется его полная версия.

Как только были сделаны фотоснимки, на парковку въехал большой автобус с местными туристами, и я поспешил с перевала. Хоть целых 20 минут спуска и не крутил педали, от напряжения утомился: на скорости всегда непроизвольно напрягаешься, особенно на таких поворотах, когда за низеньким бортиком – пропасть.

Этот спуск  – официальная велотрасса, о чём всем регулярно напоминают надписи на полотне дороги:

Мне навстречу попадались велосипедисты, упорно тренирующие свои «булки». Некоторые приветствовали, я же им выкрикивал «файтинг»!

Забавная штука: дорога оканчивается… трамплином. Довольно эффектный способ уйти из жизни! Я не понял этого сооружения. Что же это?

После спуска с гор дорога сливается с автомагистралью, и мне пришлось по ней немного проехать. Впрочем, только до первого предупреждающего знака – «движение велосипедов запрещено». Странно, ведь Naver© рисовал по ней веломаршрут… Съехав вправо (N38.20506° E128.51243°), я нырнул под магистраль и оказался в «деревне сундубу» (N38.20682° E128.52188°). Сундубу (순두부) – мягкий соевый творог, по-японски и «по-русски» называемый «тофу», а по-корейски тубу (두부). Но это не совсем он: готовый тубу-тофу имеет более твёрдую консистенцию, а этот – ещё совсем мягкий, вроде омлета.  Тем же словом – сундубу – называют и солянку с ним. «Деревня» в данном случае – скопление ресторанчиков с блюдами из тубу. На заднем плане виден горный хребет, с перевала через который я только что скатился.

Рядом же находится кинопарк «Синерама» (N38.20891° E128.52586°), где ведутся съёмки исторических фильмов. В парке воссоздано множество старинных построек и тем, кто не бывал в киносъёмочных парках Кореи, рекомендую заехать в него. С другой стороны дороги – три музея: один посвящён истории Сокчхо (N38.20053° E128.53957°), другой государству Пархэ (N38.20063° E128.53836°), а третий – корейским горам (N38.20279° E128.54037°).
Я не стал обедать тубу – намерение было другим: поесть рыбы. А вот на кофеёк остановился. Налив мне кхапхе-латте (카페라떼) со льдом, дама в кофейном ларёчке показала на зонтик над столиком: раскрой, мол. Попытался это сделать – не вышло: зонтик оказался поломанным, отсутствовал фиксатор. Два братца, что сидели за соседним, ринулись мне помогать, а когда стало ясно, что отсутствует деталь, один из них отправился к обочине дороги, что-то высматривая. С торжествующим видом через минуту принёс ржавый гвоздик, который и заменил отсутствующий фиксатор – у меня появилась тень. Поблагодарив своих неожиданных помощников, я уселся, а наблюдавшая за ремонтом бариста принесла всем нам маленькие пирожные – в благодарность за помощь. Это – Корея!

Поначалу продолжив путь по шоссе, свернул (N38.20497° E128.55705°) на берег канала, что впадает в озеро Ённанхо (영랑호).

Озеро названо именем благородного юноши-хварана, который во времена царства Силла остановился на его берегах отдохнуть с друзьями, по пути на столичные игрища. Заворожённые видом отражающейся в озере скалы Ульсанбави, они остались на несколько дней. Видать, к очень знатному семейству принадлежал Ённан, раз его именем стали называть озеро. Вокруг озера проложена велодорожка, но её направление только в одну сторону – по часовой стрелке.

Озеро во время прилива подсаливается: с моста видно, как морская вода довольно шустро втекает в него. Чем и пользуются птицы-рыболовы, собирающие свою дань на этом мелководье.

На берегу велось строительство дома, и я заметил интересную особенность: явно мешающий стройке большой камень не срыли и не укатили, а «встроили» в комплекс.

Несколько сот метров – и море! Одна из обязательных достопримечательностей Сокчхо – маяк в районе Тонмёндон (N38.21380° E128.60081°).

Под холмом, на котором стоит маяк, видны плоские остатки скал, где бьющиеся о камни волны в прежние времена издавали звуки, подобные тем, что издаёт корейский национальный инструмент – комунго (거문고). Скала с беседкой, названной Ёнгымчжон (영금정, 靈琴亭), была разрушена во время строительства порта, и в напоминание о былом интересном явлении установлен памятник в виде инструмента в волнах.

Название Ёнгымчжон же теперь носит видовая беседка на скале за маяком (N38.21172° E128.60170°). Я не стал взбираться туда, ведь с маяка вид гораздо привлекательнее.

Под маяком стоит красная сертификационная будка для простановки печатей в велосипедные паспорта (N38.21411° E128.60048°). Нужных мест в моём «устаревшем» паспорте не было, и пришлось ставить печати на свободные страницы.

На маяке выставлено спасательное оборудование, а у перил парит стальная «чайка», рядом с которой все фотографируются. Но главное – вид с него.

По клику на фото откроется панорама 360.

Задумавшись, я проехал по набережной порта и поднялся на мост.  Айгу! Мне же совсем не туда! Но нет худа без добра: на обратном пути поглядел на «Деревню стариков» – Абаимаыль (아바이마을), в которой в своё время осели переселенцы с Севера (N38.20256° E128.59402°). «Абаи» (아바이) на хамгёнском диалекте – старик, старейшина. Это слово можно услышать в лексиконе российских (узбекистанских, казахстанских) корейцев – их корни в северных провинциях. Нынче здесь уже нет тех лачуг, что прежде, а о Хамгёнщине напоминают только характерные блюда в столовках.

Переправиться раньше можно было лишь на лодке, да на ручном пароме. Сейчас же над островком повис мост, с которого люди спускаются по лестницам и на лифте. Два парома на тросах сейчас популярный аттракцион, но на них перебраться в деревню всё равно быстрее и проще, чем вокруг да по мосту. За проезд на пароме кэтбэ (갯배) берут символическую плату в ₩200,  а паромщикам можно (и нужно) помогать: взять в руки специальную «кочергу» с зажимом и с её помощью тянуть трос. В дополнительные ₩200 обойдётся провоз велика, столько же стоит и фотосессия на пароме.

Неподалёку от городского «туристического рыбного рынка» начинается участок с названием «Улица Родео» (N38.20431° E128.59161°). Это чисто туристический квартал с брендовыми магазинами, кафешками и тем самым рынком. «Rodeo street» начинается и заканчивается вот такими арками:

Из любопытства прогулялся по рынку (N38.20431° E128.58995°): он обычный, торгует всякой всячиной. Рыба же дороговата. По опыту знаю: стоит отойти чуток в сторонку от этого туристического места, как станет подешевле. А рыба… она одна и та же.

От рынка я свернул в аккурат к пристани паромчиков кэтбэ и обнаружил весьма приличного вида хветчип (횟집)«Дом хве» – заведение где подают сырую рыбу – хве (회). Слово звучит как «хэ». Оттуда и распространённые у нас «корейские» салаты хе. Я же пишу «хве» просто по правилам написания дифтонга кириллицей. с демократичными ценами (N38.20277° E128.59232°). С его террасы был хороший вид на пристань паромов, и я вдоволь нагляделся на них.

Средняя (中) порцияЯ приводил шпаргалку по определению размеров порций в прошлогодней записи. В данном случае, средняя порция была рассчитана на двоих, а большая – на троих. модым хве (모듬회) – ассорти из сырой рыбы – была рассчитана на двоих едоков и стоила ₩35000.  Это недорого, учитывая хороший панчхан (сопутствующие закуски). Парнишка за стойкой немало удивился: всё ли я съем? Не киксуй, студент – всё!

Для затравки принесли плошечку миёк-кук (미역국)Похлёбка с водорослями. Бывает как на мясном, так и на рыбном бульоне. Водоросли, по-корейски называемые миёк (미역), более известны европейцам под их японским названием: вакамэ (биологический вид – Ундария перистая). Эту похлёбку принято давать роженицам после родов, а ещё корейцы её традиционно едят на свой день рождения. и закуски вкупе с сайрой, жареной на гриле.

Пондеги (번데기) – отваренные в соусе куколки шелкопряда – были горячими, как положено. Или вот – кукуруза из банки, заправленная майонезом – неплохо идёт с креветками в темпуре.

Сразу поинтересовавшись наличием макколлиМакколли (막걸리) – рисовая бражка, горделиво называемая на бутылках традиционным корейским рисовым вином. Содержит много углеводов и микроэлементов, а её алкоголь в 5-6 градусов быстро выветривается. и узнав, что её в меню нет, я скорчил мину. Хаксэн,Хаксэн (학생, студент) – так можно звать юношу-официанта, правда, если вы действительно годитесь ему в учителя. увидев, что почтенный клиент недоволен, мигом сбегал в магазин через дорогу и заветная бутылка появилась у меня на столе. Правда они с сестрёнкой потом вполголоса за кассой пообсуждали мой выбор: «что он пива-то не взял?» И точно, хоть мы и не во Франции, где неверный выбор вина может вынести человека на посмешище, но с сырой рыбой здесь пьют водку-пиво. Вскоре принесли блюдо с моим рыбным ассорти, включавшем кусочки: морского леща – томи (도미), сёмги – ёно (연어), морского окуня – урок (우럭) и судачка – нонъо (농어):

Интересно, делались ли на меня ставки? Всё съел:

Перекрёсток, где нужно повернуть к паромам, сложно пропустить: его украшает сурового вида бык с большими яйцами:

По благоустроенной набережной я выдвинулся к обзорной башне, своей формой напоминавшей вафельный рожок с мороженым (N38.19144° E128.58300°).

Expo Tower (엑스포타워) оказалась закрытой на ремонт, но после вида с маяка я не особенно расстроился и поехал в горный парк. Самая короткая дорога пролегает через невысокий перевальчик, который пронизан тоннелем (N38.17831° E128.52868°).

Проводить кастинг мотелей не стал, по своему обыкновению выбрав по внешнему виду, да по оригинальности названия – «Корея» (N38.16810° E128.51679°). Номер за ₩40000 оказался просторным и рассчитанным на четырёх человек: помимо широкой кровати, там имелось и классическое корейское спальное место на полу. Его я превратил в диван. Очень порадовала мини-кухня с рисоваркой, мойкой и множеством посуды. Вот только чайника не нашлось, о чём горевать не стал: знаком ли вам сто и ещё один способ использования рисоварки? 🙂

Предварительно закупившись в «удобненьком», обеспечил себя продуктами на завтрак, ведь круглосуточных столовок в этом курортном месте нет.

Пробег: 80 км. Рельеф местами горный. Набор высоты: 1300 м.

P.S. Про город Сокчхо и его достопримечательности могу порекомендовать неплохой цикл видеоочерков. Первый, второй, третий и четвёртый.

Оглавление здесь: Корея 2017

С метками: , , ,



Если вы нашли ошибку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.